Навигация
 
Поделиться информацией
 
Опрос
Активных опросов на данный момент нет.
 
Рекламные объявления
 
Музыканты >> Новосибирск >> Банкомат (3 часть)
ГЛАВА 2.

МЯСО.

Итак… В комнату, где сидели музыканты, тараном вошел Тема!

Некоторые поздние исследователи склонны утверждать, что вошел он туда «бараном», но, как известно, историю пишут те, кто вешает героев.

Был ли Тема героем? Не знаю. Но в одном я уверен совершенно. Тема всегда был барабанщиком, ибо по природе своей психики с рождения оставался балбесом.

— Чё?! – с порога ошарашил он присутствующих пространным вопросом.

Дискутировать в столь отвлеченных (даже для философии) понятиях банкоматовцы готовы не были.

— Сидите? – второй его вопрос был более конкретен и, как результат, среди аудитории наметилось некоторое облегченное оживление.

— Долбоебы. – закончил Тема свой незамысловатый силлогизм, после чего от слов перешел к делу. — Музыка превыше всего!

И видя, что снова поверг слушателей в ступор, добавил уже мягче.

— Нахуй.

Банкоматовцы дружно отвернулись к покинутой пепельнице и продолжили прерванный разговор.

— Странное дело, - пуская ноздрями дым, резюмировал Павлуша. — Почему в русском языке все самое приятное выражается самыми плохими словами? Или вот еще парадокс: можно сказать «вперёд» и «назад», и это будет нормативно и понятно, но стоит слегка изменить и сказать «на перёд» и «в зад»… и при сохранении ясности, создается описание совсем другого движения. А?

— Я вам в группу танцора привел, – снова потянул одеяло на себя Тема. — Гондон редкостный, но пластика просто божественная.

— Это Тележкин что ли? – надменно поинтересовался Паша.

— Вижу, вы с ним уже знакомы, - набирал обороты Тема. — Тогда такое вот предложение: он пляшет, я барабаню. Идет?

— Назовите группу «Пада-Гра» и выступайте, - отмахнулся Олег.

— Ну-ну, - спокойно пропел Тема, стреляя по одной сигарете из каждой раскрытой пачки. — Выступайте, значит?! Хорошо… Женька! Тележкин! Входи!

Что тут началось! Надо признать, что это было ослепительное шоу. Первый свой танец Тележкин посвятил принцессе Диане. Он так и сказал: «Этот танец я посвящаю покойной принцессе Диане. Маэстро…».

Маэстро Тема лупцанул в свой голубой тамтам (пустую десяти литровой емкости бутыль компании «Чистая вода») и немазаная повозка хореографии двинулась в свое прощальное путешествие прочь от разума, здравого смысла и гуманистических идеалов человечества. Достойно оценить их творчество сумел бы только нюренбергский военный суд – каравший нацистских преступников.

Аллюр Тема с ходу взял довольно бодрый (умудряясь при этом, все равно, задирать не только темп, но и ритм), поэтому грация Тележкина больше всего напоминал поведение нетрезвого эпилептика словившего припадок прямо в ванной с теплой водой. Опытная хозяйка просто добавила бы туда немного стирального порошка и грязного белья, а банно-прачечная хореография закончила бы все остальное. К слову о концовке, не знаю каким боком тут оказалась принцесса Диана, но Тема все время выкрикивал фразу – «Женька, снимай штаны!» (при этом угрожающе, прямо зловеще хлестал по своей бутыли и делал такие круглые глаза, словно показывал – на сколько он готов лицезреть открывающиеся шедевры анатомии). Однако штанов в этот вечерь Женька не снимал (правда, иногда угрожающе оттягивал резинку и заглядывал сам в темную преисподнюю штанин, но что-то такое, видимо, не устраивало его там, в унылой пустоте, отчего полного заголения так и не последовало). Возможно, он просто надеялся, что за время танца в области гульфика вырастет нечто такое, что можно будет вынести на суд общественности, но даже надежда не может жить вечно, не говоря уже о темином терпении, которое исчерпало все свои ресурсы. «Кода!», - закричал он голосом обкурившегося шамана, впервые за 60 лет увидевшего в яранге рядом с собой настоящее привидение и забился в истерике мелкой дроби, заревев уже на басах. – «Сни-май-бля-шта-ны-ы-ы…».

Нет, уговоры эти были напрасны. Женька остался в брюках, но зато показал под финальную дробь такое (с перепугу, видимо), что половина зрителей восприняла как пантомиму «Смерть водолаза от недостатка кислорода», а прочие, как сценку «Безутешная мать рыдает над маленьким Женей, узнав от гадалки, что повзрослев, он станет танцором».

— Музыки в вашей клоунаде ровно ноль, - кисло заметил Паша («Да!», - поддакнул Павлуша, во время исполнения номера боровший с сильным искушением схватить свою гармошку и врезать на ней фальшивое «Яблочко»). — А значит, вы нам подходите. Но тебя, Тема, губит классицизм. Гнилой и примитивный классицизм, как издержка переизбытка образования. Ты дави в себе эту пакость. Мы ведь не «Ди Перл».

— Там где начинается квадрат, кончается музыка, - послушно закивал головой Тема.

— Молодец, споемся. Теперь с вами, молодой человек. – Паша обернулся к Тележкину и осмотрел его сверху вниз, как мертвую птичку. — Вам никогда не доводилось меряться писькой с бегемотом? Вижу, что не доводилось, иначе вы бы сейчас так не улыбались. В танцах, как я понимаю, вы ни петь, ни рисовать?

— Ну почему, - скромно возразил молодой человек Тележкин. – Рисовать я как раз умею. Маслом, гуашью, акварелью, пастелью…

— Вот на постели давайте и остановимся. Сколько раз за ночь?

— Пять.

— И все под себя, да? Понятно. Что ж, будем работать. Ваш стиль «накокаиненого пидора» меня убедил. Для начала сгоняйте за пивом и… добро пожаловать в группу («Риска…», - тихо добавил Павлуша, но этого никто не услышал).

Так необходимый для успешного выхода на большую аудиторию, крепкий и устойчивый каркас группы был сформирован. Не хватало (если доверять сугубо внутренним ощущениям самих музыкантов) некоего шарма («класса» - как формулировал эту проблему Павлуша). Срочно нужен был внешний дизайн, те балястры и контрфорсы, которые могли бы декорировать изначально ветхое строение, скрыв степень некомпетентности архитектора и нечестности прораба, планировавших продать сарай по цене Изумрудного дворца («комус» по цене «рояля» - если вы знакомы с якутским или французским). Словом, группе срочно нужен был «понт». И ближайший подходящий понт слонялся совсем рядом в образе Коляна Черепа, опытного и злого музыканта с богатой биографией и более чем туманными перспективами.

Неотвратимо как сама судьба (как танк в курятник) в группу входил Череп!


Дорогие друзья! Здесь нам необходимо сделать формальную остановку, чтобы попытаться убедить бледных и трепетных барышень, любительниц Тургенева и Фета, отказаться от чтения следующей главы. Поверьте на слово, ваша тонкая и чувствительная духовная материя (простите за нечаянную тавтологию) не предназначена для того, чтобы окунать ее в бронерованную воду того потока слов (простите за нечаянную аллитерацию) которыми я намерен описывать процесс вхождения в группу «Банкомат» Николая Черепа.

Милые мои! Поберегите себя, вам еще становиться матерями…

Ну, а для тех, в ком уже побывали фрагменты чужого тела… Извольте…



<< Вернуться назад | [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] | Читать дальше >>


Реклама
Случайная песня
Рекламные объявления
Сибирская музыка
Группа «Коридор»
...c 1987 по 1989 год А.Костюшкин в составе армейского ансамбля колесил по дорогам суверенной Монголии, повышал творческий потенциал и попутно помогал братьям-монголам строить развитое общество... Вернувшись из рядов, выпив положенное количество водки и пива, немного поставив на место съехавшую крышу, Алексей решил, что неплохо было бы возродить "Коридор" из небытия и стал искать подходящие варианты...

читать полностью >>
 
Миничат
 
Наша кнопка
Поставьте нашу кнопку на свой сайт!


код кнопки:
 
Рекламные объявления
 
Rambler's Top100 © 2008-2017 www.sibvolna.ru
E-mail: admin@sibvolna.ru